Война за память

В России началось продвижение двух законопроектов, разработанных в министерстве обороны. Первым предлагается включить в УК РФ статью «Уничтожение или повреждение символов воинской славы России». Максимальное наказание – пять лет лишения свободы. Второй законопроект «О мерах воздействия на лиц, причастных к уничтожению, повреждению или осквернению памятников выдающимся российским военачальникам и значимым событиям истории» предусматривает создание реестра иностранных граждан, «отличившихся» в войне с памятниками. В него войдут не только те, кто лично разрушал, но и те, кто призывал к подобным действиям или способствовал им, используя служебное положение

Борцы с памятниками

Призыв редактора исторического раздела газеты Die Welt снести памятник на Прохоровском поле в честь погибших в танковом сражении в 1943 году, решение латвийского Сейма о сносе памятника Освободителям Риги по примеру сноса Бронзового солдата в Эстонии, разрушение бюста полководца Георгия Жукова в Харькове, осквернения воинских мемориалов во многих странах. В случае принятия законопроектов всем «причастным» иностранцам грозит запрет на въезд в РФ, запрет на распоряжение имуществом на российской территории, арест финансовых и других активов, приостановка деятельности подконтрольных юридических лиц. Гражданам России могут запретить сделки с ними.

Персональная ответственность

В Минобороны рассудили правильно – персональные наказания самые действенные. Допустим, на того же редактора Die Welt или депутата Сейма возбуждают в России уголовное дело, вызывают на допрос в Москву. Они, естественно, вызов гордо игнорируют, и объявляются в международный розыск. И тогда их поездки за рубеж могут превратиться в опасное приключение. Некоторые страны их не выдадут, а некоторые – подумают. Это тот редкий случай, когда закон еще не принят, а уже начал действовать. Президент Латвии и мэр Риги не поддержали решение о сносе памятника, власти Харькова восстановили бюст Жукову, в Бундестаге назвали призыв Die Welt «фейковым вбросом с непонятным смыслом». Хотя, что тут непонятного.

Помнить всё

Закону будет где поработать: в одной только Польше за пять лет уничтожено более 100 памятников советским воинам. В 2017 там были приняты поправки в закон о запрете пропаганды коммунизма, по которым памятники советской эпохи подлежат в стране сносу. К сожалению, факты вандализма и осквернения Мемориалов Славы встречаются и в России. Законопроекты о введении уголовной ответственности за оскорбление памяти героев Великой Отечественной войны и за искажение правды о ней вносились в Госдуму в разные годы представителями различных фракций и даже регионов. По мнению авторов, ст. 354.1. УК РФ недостаточно или она не в полной мере работает, и вандалов нужно воспитывать не только увещеваниями, а строго карать силой закона. Может, стоит и нам последовать примеру Израиля, с его жесткой международной позицией и внутренним законодательством по фактам отрицания Холокоста? Не пора ли России ввести уголовную ответственность за оскорбление памяти героев Великой Отечественной войны и отрицание решающего вклада СССР в победу во Второй мировой?

МНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

 

Анатолий Куликов
Президент Клуба Военачальников РФ, генерал армии

 

Нападки на подвиг советского народа в ВОв должны стать предметом международного рассмотрения на уровне ООН

Великий русский поэт Александр Пушкин сказал в своё время: «Уважение к минувшему – вот та черта, которая отличает дикость от образованности». То, что сейчас происходит в отношении нашей исторической памяти вне зависимости то того, идёт ли это снаружи или изнутри – это варварство и дикость. Во имя памяти наших павших необходимо уголовно преследовать  и наказывать тех, кто на неё покушаются. Поэтому, предложенные инициативы Минобороны надо принимать и применять их по отношению и к иностранным гражданам, как это сейчас делается по другим видам преступлений.

Редактор исторического раздела газеты Die Welt позволил себе умалить значение  сражения под Прохоровкой, из-за чего в средствах массовой информации поднялась настоящая информационная буря. Считаю необходимым «освежить память» некоторых особо забывчивых: Курская битва продолжалась с 5 июля по 23 августа и представляла собой несколько операций: оборонительную –  с 5 по 12 июля и наступательную – с 12 июля по 23 августа. В ходе наступательной операции было разгромлено 35 немецких дивизий, потеряли боеспособность еще 42 дивизии. Что касается боя под Прохоровкой, то это действительно уникальное встречное сражение. Оно началось 12 июля, когда второй танковый корпус СС, входивший в состав 4-й танковой армии Герниха Гота, получил приказ взять станцию Прохоровка. В состав корпуса входили три дивизии СС: «Мёртвая голова», «Адольф Гитлер», «Райх» – лучшие танковые гитлеровские силы. Навстречу выдвигалась 5-я Гвардейская танковая армия Павла Ротмистрова. Часть её сил было на марше, часть была в предбоевом порядке,  а немцы, имея задачу захватить Прохоровку, тоже были частично на марше, а часть из них – развернулись навстречу нашей колонне. И вот здесь в течение 9-10 часов на прохоровском поле развернулось сражение 514 советских танков против 210 немецких танков и штурмовых орудий. И это только в районе Прохоровки. А южнее станции друг другу противостояли 150 советских танков и САУ против 119 немецких. В итоге немцы не выполнили задачу, не захватили Прохоровку, наши части этого не допустили, но и не вышли на запланированное направление для развития успеха. Данные о потерях в Курской битве разнятся во многом из-за разницы в подсчетах у Вермахта и Красной Армии. Наиболее достоверными, на мой взгляд, являются данные исследования генерал-полковника Кривошеева, по которым мы потеряли 863 тысячи, немцы – более 500 тысяч человек. Наши потери по технике составляют шесть тысяч, у немцев – до полутора тысяч.

Таким образом, прохоровское сражение и в целом Курская битва окончательно переломили исход не только Великой Отечественной войны, но и Второй мировой войны. После этого не только наши союзники, но и наши враги поняли, что Красная армия будет в Берлине и они потерпят поражение. После неё началось победоносное шествие на Запад. Поэтому, что касается предложения о сносе памятника героям прохоровского сражения – это преступный вандализм, часть большой игры, которая разыгрывается во многих странах, особенно в странах бывшего Соцлагеря в Восточной Европе. Такие нападки должны стать предметом международного рассмотрения на уровне Организации объединённых наций. Мы не можем допустить такой дикости по отношению не только к советским памятникам, но и другим символам воинской славы России.
В Великобритании в центре Лондона есть университет. Там на большой парадной лестнице висит портрет Кромвеля – далеко не друга королевской семьи.  Когда приезжает королева, портрет драпируют, дабы он её не раздражал, а после отъезда драпировку снимают. У парламента установлен памятник Кромвелю. И никому не приходит в голову их уничтожить. А мы, как только переворачиваем страницу своей истории, сразу сносим памятники: в революцию, в советское время, в новейшей истории. И это тоже дикость. Надеюсь, у нас, как и во всём мире наступит такое время, когда уважение к своей и чужой истории станет частью политической культуры. 

 

Франц Клинцевич
Член комитета по обороне и безопасности Совета Федерации Федерального Собрания, Лидер российского Союза ветеранов Афганистана

 

Глумление над символами воинской славы России должно стать уголовно наказуемым

Полностью поддерживаю инициативу Министерства обороны по введению уголовной ответственности за уничтожение или повреждение символов воинской славы России. Мы с сенатором Владимиром Джабаровым выступили с одобрением инициативы возбуждения уголовного дела в отношении немецкого журналиста за высказывание о сносе памятника уже на нашей территории – героям прохоровского сражения. Его выпад находится в русле информационной войны, объявленной Западом России. Они будут пытаться через нашу историческую память разорвать связь наших народов.

В Великую Отечественную войну в общем строю ковали Победу представители всех пятнадцати республик. Они ценой своих жизней спасли человечество от фашистской чумы. При освобождении других государств погибло большое количество советских солдат разных национальностей. И глумление над памятниками нашим солдатам и военачальникам – это, безусловно, преступление. Те, кто разрушает памятники или инициирует и поддерживает инициативы по сносу, должны понимать, что земля круглая. Рано или поздно юридическая норма начнет работать. И Россия начнет, основываясь на международном праве, требовать экстрадиции этих людей и их справедливого осуждения. Для них это может стать серьезной проблемой. И в этом предложении Минобороны абсолютно право. Не надо бояться никаких нареканий, пора уже перестать быть толерантными. Мы излишне терпимы. Это наша память, это наша история, это наша гордость. И мы её, ныне живущие, должны хранить и не отдавать на поругание.

Надо понимать, что то, что сейчас происходит – это проект коллективного Запада, и он направлен не на борьбу с ветеранами, он направлен против России. Против основы основ могущества Российской Федерации и постсоветского пространства, всего Русского мира. Они понимают, что память об общей Победе – это то, что нас объединяет лучше любых политических и экономических союзов. Вот поэтому они и бьют целенаправленно по этой точке.

Запад вопреки своим громким заявлениям и попыткам присвоить лавры чуть ли не единственных победителей, мало чем пожертвовал в той войне. Для них это был легкий торжественный парад – немцы сдавались сотнями тысяч согласно уговору. А для нас – кровопролитная война за каждый дом, каждую улицу. Сравнивать Восточный и Западный фронта нельзя. Для того чтобы стать добиться своего и объявить себя единственными победителями, они должны убрать всю историческую и монументальную память о роли и вкладе Советского Союза в разгром фашизма. Что они и делают. Мы же должны этому противостоять, не в последнюю очередь нормами права. 

 

Дмитрий Журавлев
Генеральный директор института региональных проблем

 

Чтобы другие уважали нашу историческую правду, нам надо самим её уважать

Уголовное преследование за разрушение и осквернение символов воинской славы России – мера действенная. Например, Израиль считает отрицание Холокоста уголовным преступлением и жёстко карает за это. Так же во многих странах непризнание геноцида армян считается уголовным преступлением. Такой закон у нас принять можно и нужно, но нельзя им ограничиваться. Ограничения и запреты должны быть дополнением к позитивной программе.  В качестве примера такой программы можно привести Бессмертный полк, но нужно еще множество такого же рода позитивных действий.

Чтобы нами гордилась молодежь, нужно, чтобы мы сами собой гордились. Все эти различные передачи, фильмы, где умаляется или оскорбляется подвиг советских солдат, их же делают люди, искренне считающие, что они живут в очень плохой стране, отсталой, недостойной. А вот есть где-то прекрасные и достойные страны, где хорошо, и реки молока текут вдоль кисельных берегов. Если мы будем о том, что у нас происходит говорить правду: все хорошее, но и все плохое, то нам будет, чем гордиться. Нам и сейчас есть, чем гордиться, просто люди об этом должны знать. А люди больше знают, что у нас плохо.

Нам надо перестать стесняться, как мы исторически любим это делать, своих успехов, того, в чем мы сильны. Мол, извините нас, пожалуйста, мы вас победили. Не надо видеть в признании своей силы квасной патриотизм, а видеть в этом правду и говорить о ней везде и всегда, а не выбирать кусок из трех полосок флага и использовать только его.

Мы ведь не одной кровью выиграли Великую Отечественную войну. Были и героические солдаты, но были и талантливые военачальники. Но об этом поколение 90-х забывает, потому, что объевшись советским сахаром, оно захотело солёного огурца критики. А нужно было всего лишь рассказывать правду о том, что страна, которая за 30 лет до этого имело армию, сравнимую с армией Румынии, разгромила самую мощную армию мира. Не надо рассказывать, что немцы на лошадях воевали, как делает один известный журналист, образованный, кстати, человек, но считающий, что хорошая армия может быть только у демократов. Вот и надо говорить правду, но не теми выразительными средствами, которые были нужны старшим поколениям, а теми, которые нужны 15-20-летним. 

 

Александр Перенджиев
Эксперт Ассоциации независимых военных политологов

 

Патриотизм – это не разговоры о памятниках, а конкретная помощь им

В популярных и распространённых нынче соцсетях модно постить фотографии зарубежного отдыха. Наши граждане сейчас много и активно ездят за границу, в ту же Польшу, Германию. Какие они оттуда размещают фотографии? В основном, возле костёлов, кафе и так далее. Красиво, не спорю. Но никто не фотографируется возле памятников советским воинам и Мемориалов воинской славы. Мы возмущаемся по поводу их сохранности, например, в Польше, а наши граждане даже не считают нужным, бывая за границей, побывать там, сфотографироваться и выложить в соцсети.

Моим студентам-четверокурсникам я всегда в конце учебного года задаю вопрос: уважаете ли вы Знамя Победы, водруженное над Рейхстагом 30 апреля? Они говорят: конечно, уважаем. Но на мой второй вопрос: а много ли из них были в Музее вооруженных сил РФ, где это знамя хранится, в аудитории, как правило, стоит полная тишина и нет ни одной поднятой руки.

Патриотизм – это не когда вышли с флагами на улице, покричали под салют и разошлись. Патриотизм должен быть чем-то личным, что проявляется в конкретных делах, когда для нас эти символы практически святы. Это, например, поход с учителем или руководителем какой-то секции всем классом чтобы привести в порядок, покрасить и помыть памятник или мемориал, починить забор ветерана. Вот тогда можно ожидать, что и наши памятники за границей будут уважать. 

 

Источник: kitchenremont.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.