Дети раздора

Бракоразводная процедура стала обыденной для граждан РФ – распадается каждая вторая семья. За «побитые горшки» взрослых чаще всего расплачиваются дети. Ими «торгуют», шантажируют, их бросают, крадут, вывозят за границу, прячут. На родителей не влияют ни уговоры, ни медиация, ни законы. Хотя законодатель делает всё возможное, чтобы правовыми нормами оградить детей от психологических травм. Например, стадию второго чтения проходит законопроект о механизме передачи родственникам ребёнка, находящегося в розыске. Он позволит возвращать детей, похищенных одним родителем, который лишен, ограничен в правах или представляет угрозу жизни и здоровью ребенка, у другого. Пока это невозможно из-за пробелов в законодательстве.

Что предлагается?

В случае если при обнаружении «украденного» ребёнка, невозможно его немедленно передать родителю-опекуну, судебный пристав должен передать его органам опеки, известить об этом лицо, которому ребёнок по решению суда должен быть передан и предупредить о последствиях бездействия. Ребёнка на месяц поместят в специализированное учреждение. Если за это время родитель не объявится, органы опеки вправе определить дальнейшую судьбу ребёнка. Норма жесткая, но есть причины: в 2015 году в розыске по причине «кражи» находились 30 детей, в 2018 – уже 60. Почти все 60 были найдены, но только 24 из них были переданы законным представителям.

Родительские войны

В правоприменительной практике бракоразводные процессы с детьми – самые сложные. Об этом скажет любой адвокат, судья, пристав. В ФССП отмечают, что  судебным приставам часто трудно соблюдать исполнительный лист по судебным решениям, связанным с разделом детей. Дети внушаемы, инициируются скандалы, их настраивают, малыши быстро привыкают к родителю, у которого живут. Еще сложнее решить эти споры на стадии медиации. Только 10% досудебных переговоров заканчиваются соглашениями. Мешают обиды, упреки, нежелание слышать друг друга. Пусть лучше решение суда, хоть и плохое, — думают супруги. И начинаются долгие судебные тяжбы с непредсказуемым результатом, а дети живут в этой отравленной атмосфере. Но и решение суда не ставит точку в этой битве.

Украл – спрятал – в тюрьму?

По мнению представителей Общественной палаты, прекратить «семейный киднеппинг» могла бы уголовная ответственность за лишение возможности общаться с детьми. Наверное, это перебор, хотя, например, в уголовном праве США такая статья есть. Надо признать, что злоупотребление правом родителя-опекуна давно уже стало «общим местом» в российской семейно-правоприменительной практике. Порой добиться исполнения решения суда о встречах в конкретные дни и время невозможно – пристав этим заниматься не будет. Вот отчаявшийся родитель и крадёт ребенка. Теперь уже для родителя-опекуна решение суда об определении места жительства ребёнка дела не решает: есть масса способов затянуть, приостановить или вовсе избежать его исполнения. Небольшие штрафы за неисполнение решения по ст. 5.35 КоАП РФ «киднеппера» не останавливают. Да и правоохранительные органы с большой неохотой возбуждают дела по этой статье. Вот и процветает родительский «киднеппинг». Что делать, чтобы его свести к минимуму? Может, следует внести неисполнение судебного решения в перечень оснований для лишения или ограничения в родительских правах, или определять не место жительства несовершеннолетнего, а право текущей опеки? 

Источник: kitchenremont.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.