Стресс, страх, суды. Что происходит с ветеранами-спасателями, которых хотят выселить из квартир

Об этом скандале стало известно в начале осени. Ветераны-спасатели рассказали: 20−40 лет назад страна дала им по бессрочным ордерам квартиры при пожарных депо. Приватизировать такое жилье мало у кого получилось — оно оказалось вне правового поля. Несколько лет назад изменилось законодательство: квартиры перешли в разряд специальных, жить в таких могут только действующие сотрудники МЧС. И ветеранам-спасателям пришли повестки в суд: МЧС разрешило пожить до марта, а потом — на улицу. Впрочем, после публикации не только общественность, но и власти заметили несправедливость. «Правительство готовит нормативный документ, окончательное решение за президентом», — делятся новостью ветераны.

«Нас много, о нас уже знают. Но до сих пор министр не нашел времени встретиться с нами»

О масштабе проблемы, когда скандал выплеснулся в СМИ, поначалу, пожалуй, никто не задумывался. Представитель МЧС говорил: «Все эти люди — под счет, речь не идет о сотнях семей, речь идет об очень небольшом количестве семей, с которыми ведется работа».

Но ветераны-спасатели, дети ветеранов (которые унаследовали после смерти родителей это жилье) оказались организованными. Они создали общественное объединение (пока оно не зарегистрировано) и наняли одного на всех юридического представителя.

— Только тех, кто постоянно общается с нами, — 50 семей в Минске, Молодечно и Жодино. Всего, по моим данным, таких 188 квартир в республике. Так что нас не «очень небольшое количество», — говорит Сергей Бабина, человек, которого ветераны выбрали представлять общие интересы.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— В подавляющем большинстве попавшие в беду — это пенсионеры, награжденные за самоотверженный труд многими государственными наградами, отмеченные грамотами и благодарностями, ветераны труда, значительная часть получила болезни во время прохождения службы, имеют инвалидность. Есть семьи, воспитывающие детей-инвалидов, многодетные семьи, ликвидаторы катастрофы на ЧАЭС. Нас много, о нас уже знают. Но до сих пор министр по ЧС не нашел времени встретиться с нами. Контакт ограничился встречами с замминистра. Что за это время сделало МЧС, так это обзвонило семьи с требованием предоставить информацию, сколько человек проживает в каждой квартире, которую хотели забрать, кем и где работают. Приходили «в гости» местные руководители подразделений — с той же целью сбора информации. Тем, кто в состоянии работать, предлагали трудоустроиться в МЧС — хоть дворниками…

В таких зданиях располагается жилье для сотрудников МЧС. Людей селили «на работе», пока они были нужны ведомству.

Еще одна новость прозвучала после очередной публикации «Ветераны-спасатели, которых могут выселить на улицу, уже получили повестки в суды». И эта новость приободрила людей: МЧС начало отзывать из судов иски по выселению.

Правда, иски по понуждению к подписанию договора аренды остались. Объясним, зачем вообще хотели заставить подписать договор: чтобы в марте 2019-го официально заявить: ваш бессрочный ордер — пустышка, а договор аренды закончился — выселяйтесь. Впрочем, в Жодино был иск в отношении шести человек, и принципиальный судья отклонил исковые претензии МЧС. То же самое случилось в Молодечно. Это вселяло надежду. Но…

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Но потом министерство отозвало в судах свой же отзыв — то есть судам по всей стране придется-таки рассматривать иски МЧС к ветеранам. Против нескольких семей уже начато судебное производство. Это, например, Колбаскины, глава семьи из четырех человек — пенсионер. Семья Еж: глава семьи, спасатель, умер, и теперь его родные могут оказаться на улице. Идет судебное производство и по Леокадии Орловской, одинокой женщине, проработавшей всю жизнь в МЧС — ей 68 лет.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

— Обида у тех, кто честно отслужил, получил от государства награды, грамоты и эту квартиру, на ведомство, которое «попользовалось» и бросило, растет. Ситуация затянулась, нервы у людей — на пределе. Пожилые люди по-настоящему испытывают шок: сам факт суда страшен в таком возрасте. Один из ветеранов, ликвидатор, дважды выезжавший на ЧАЭС, получил иск в суд и не выдержал давления — попал в реанимацию, — печально констатирует Сергей Бабина.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

 

Особый случай — у Юлии

У деда Юлии Жабицкой был когда-то дом по улице Рыбалко в Минске. Участок понадобился городу, дом 50 лет назад снесли, семье (сам, супруга, сын, брат супруги) дали взамен квартиру по Рыбалко, 20. Дед умер еще в 1969 году. В 2012-м внучка Юлия стала ответственным квартиросъемщиком. В 2013—2014 годах она и ее мама вели судебные тяжбы с Минским городским управлением МЧС по вопросам отмены присвоенного статуса служебного жилого помещения и разрешения приватизации жилья. Но женщины суды проиграли. Теперь они рискуют стать трижды обиженными государством: сначала семью лишили земли и дома, потом — права считать данное взамен жилье своим, а теперь угрожают и вовсе выставить на улицу.

«Что-то кто-то решает»

— Нам стало известно, что правительством готовится нормативный акт, который разрешит сложившуюся ситуацию, — говорит Сергей Бабина. — Мы видели поручение об этом, но не знаем, что будет заложено в этот нормативный акт. Мы знаем: собираются совещания в министерстве, обсуждаются с представителями различных структур наши же проблемы, но нас не приглашают, не уведомляют об этом, и мы не можем донести правдивую информацию о ситуации до организаций и ведомств.

Хотелось бы ясно понимать, на какую часть нанимателей специального служебного жилья будет распространяться разрабатываемый документ. К нам обращаются за поддержкой и те, кто сейчас состоит в трудовых отношениях с МЧС, но находится в предпенсионном возрасте или работают в МЧС будучи на пенсии. При этом проживают в аналогичном жилье, предоставленном им или членам их семей также по 20−30 лет назад. Они пока не подписывали коллективное обращение, опасаясь негативных последствий. Но люди боятся, что в ближайшие годы окажутся в нашем положении.

Фото: Вадим Замировский, TUT.BY

Сергей Бабина говорит, что, по их данным, всех ветеранов МЧС и их наследников хотят разделить на категории и каждой категории предложить свои условия.

— На каком основании нас, оказавшихся в беде и обратившихся за помощью, делят на категории? Они решают, кто мы такие, кто какого сорта, ковыряются в наших личных жизнях. В судах выясняют наше имущественное и семейное положение. Задают странные вопросы типа «а имеется ли у вас в наличии садовый домик или доля в наследстве вроде дома в деревне?» — мол, да, три наследника, но вы ж имеете право там поселиться, значит, вам есть куда выехать.

Эта деятельность ведомства заставила нас написать не только коллективное обращение во все инстанции, включая Администрацию президента, но и дополнение к нему. Иначе нам не достучаться до тех, кто будет принимать о нас решение в правительстве. Мы видим самое, возможно, реальное решение проблемы всех, без деления нас на категории — это бессрочный договор, как это и было у нас ранее, с нанимателем и членами их семей, совместно проживающих на настоящий момент. Это то решение, которое устроит всех, попавших в беду.

Второе предложение (самое желаемое решение) — это разрешение приватизировать это жилье для тех нанимателей и членов их семей, кто в силах оплатить приватизацию. Мы не смогли реализовать свои права в соответствии с законодательством Республики Беларусь, так как должностные лица МЧС препятствовали приватизации служебных жилых помещений в зданиях пожарных депо. При этом в тех же пожарных депо часть жилищного фонда была приватизирована людьми, которым МЧС по каким-то причинам благоволило. И не только приватизировано — перепродано.

Есть и третий вариант: льготные кредиты для тех, кто может построиться. Люди построят жилье и отдадут МЧС свои квартиры. Одиноким же удастся дожить в этом жилье — оно освободится естественным способом…

В своем обращении ветераны МЧС просят приглашать их представителей на совместные совещания или заседания рабочих групп по разрешению их жилищной ситуации. Иначе просто не получится принять справедливое решение.

Что говорит МЧС

Напомним, ведомство исполняет законодательство. В 2013 году вышел 563-й указ президента «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений», где было определено, что жилье, которое расположено в действующих боевых подразделениях, из служебного переводится в специальное. И, соответственно, договоры с людьми, которые жили в этих помещениях, нужно заключать на срок, не превышающий пять лет. В развитие этого указа в 2014-м вышел приказ МЧС. Пять лет истекают в марте 2019 года.

Официальная позиция МЧС с момента первой публикации не изменилась: «Суд — цивилизованный способ решения вопроса», — уточнял официальный представитель ведомства Виталий Новицкий.

Напомним, в Жлобине и Молодечно суд отклонил иски МЧС. Правда, в ведомстве не пояснили, будут ли обжаловать такое решение.

Источник: tut.by

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.