«Помогали всем миром». У многодетной мамы детей забрали в приют — и местные за 10 дней спасли семью

Ольга Бойцова из деревни Большое Кошо Городокского района одна растит четверых детей. Пятого ребенка, полуторагодовалого сына, женщина весной похоронила. Сейчас женщина на восьмом месяце беременности, и в конце января в семье должен появиться еще один малыш. А недавно семья пережила потрясение: всех детей изъяли и поместили в приют. Чиновники решили, что Аня, Коля, Миша и Проша живут в плохих условиях. Вернуть ребят из соцучреждения помогли неравнодушные люди — сельчане, работники профсоюза, священник. Кто-то привез дров, кто-то дал денег на ремонт дома, кто-то поделился продуктами. «В одиночку было бы невозможно справиться с этой бедой», — говорит Ольга. Женщина рассказала TUT.BY, как пытается доказать работникам опеки, что она — не плохая мать.

Ольга Бойцова с младшими детьми

Муж Ольги уехал на заработки в Россию, но встрял в неприятную историю и попал в СИЗО. «Поэтому детям я сейчас и мама, и папа», — говорит женщина. Рассчитывать приходится только на себя: ни родителей, ни другой родни у нее нет.

Старших детей — 16-летней Ани и Коли, которому 19 декабря исполнится пятнадцать, — дома нет: ребята учатся в школе-интернате и приезжают домой только на выходные. А младших — 6-летнего Мишу и 5-летнего Прохора — Ольга забрала из садика. Братья играют в соседней комнате, но то и дело подбегают к маме поговорить. Неожиданным гостям мальчишки совсем не удивились: к чужим людям в доме они привыкли.

— У нас редкий день обходится без того, чтобы в дом не пришли визитеры. Только дверь закрылась за одними — приезжают другие, — грустно улыбается Ольга. — То сотрудники райисполкома, то сельсовета, то опеки, то приюта, то школы, то энергонадзора, то МЧС… Проще назвать тех, кто сюда еще не приходил. И всем интересно знать, в каких условиях мы живем и как я воспитываю детей.

Ольга Бойцова, как может, старается сделать дом уютным для детей. «На одной печке мама нарисовала собачку, на второй — рыбку, в спальне — обезьянку, а в зале — овечку. А еще мама вкусно готовит и всегда с нами играет», — рассказывает 6-летний Миша

«Комиссия приходила с проверкой, даже когда в доме стоял гроб с маленьким сыном»

Женщина не пьет — об этом говорят и она, и соседи, и председатель сельсовета. В доме более чем скромно, но везде убрано и чисто, а Миша и Проша аккуратно одеты.

Однако все четверо детей Ольги находятся в СОП.

— Органы опеки стали интересоваться нами еще раньше, когда мы жили не здесь, в Большом Кошо, а в так называемом военном городке недалеко от райцентра, — рассказывает Ольга. — Муж не работал, и образовалась задолженность по квартплате. Из арендного жилья нас выселили, но спасибо райисполкому, который предложил этот дом, тоже арендный, в деревне Большое Кошо. Два года назад мы переехали сюда, а вот с декабря прошлого года попали в СОП. Приехала комиссия и увидела: в коридоре сохнет белье, и там грязный пол. Сказали: «Белье не должно висеть на веревках в доме, нельзя разводить тут влажность». А если ты уже один раз попал в поле зрения органов опеки — будут проверять семью постоянно.

Многодетная мать вспоминает визиты проверяющих:

— Однажды не понравилась кучка коры от дров возле печки. Написали: «антисанитария». Хотя в доме было чисто: я постоянно мою полы, вытираю пыль, стираю и т.д. В другой раз приехала комиссия, увидела полкастрюли борща — дети только что поели. Поставили в упрек: почему кастрюля неполная? Спрашиваю у них: «Так что, надо приготовить пищу и не есть, ждать, пока проверка приедет?». Когда забеременела, им не понравилось, что я сразу же об этом не сообщила им. Но почему я должна об этом сообщать совершенно чужим людям?

В апреле у женщины случилось горе: умер сын Степа, которому было 1 год и 7 месяцев. В заключении о смерти написано: менингит. За пять дней до смерти малышу сделали прививку по возрасту (если ориентироваться на Национальный календарь прививок, речь, предположительно, идет о вакцинации АКДС. — Прим. TUT.BY).

Женщина говорит, что проверка приезжала к ней даже в день похорон малыша:

— Ребенка только привезли из морга, и тут же приехала комиссия: посмотреть, есть ли у меня продукты, чисто ли в доме и т.д. Сделали замечание: почему в зале нет ковра? Объяснила: «Убрали его, так как люди на поминки придут». Тогда написали, что в жилье все хорошо.

«Комиссия решила, что дом пригоден для проживания с детьми, а потом сказала, что он требует ремонта»

Ольга Бойцова рассказывает, что перед тем как вселить семью в дом в Большом Кошо, коммунальники там сделали ремонт. Но тем не менее, по ее словам, недоделки остались:

— Третий год тут живем, а я все никак не могу добиться, чтобы приехали и отремонтировали окно в дочкиной комнате. Наружное стекло треснуло, а со стороны дома его вообще нет. Я залепила окно скотчем. Мне сказали убрать — так как страшный вид с дороги. Комната у дочки очень холодная, печка тут не греет — обещали починить, но так и не сделали. Поэтому зимой мы это помещение вообще закрываем, живем в двух комнатах. В зале окно тоже скотчем заклеено. Год было аварийным крыльцо: держалось на одном гвоздике. Дырки в стене запенили, как смогли, добрые люди. Правда, потом крыльцо, а также крышу заделали. Говорила коммунальникам: «Меня райисполком трясет — делай ремонт, соответственно, я буду вас трясти».

Женщину удивляет вот что: два года назад чиновники пришли к выводу, что арендный дом пригоден для проживания с детьми, а в ноябре этого года решили, что он нуждается в ремонте — и это стало одной из причин, почему ребят забрали в приют.

«Боялась, что детей заберут навсегда»

Какое-то время проверяющие не имели претензий к Бойцовой. Но в ноябре у Ольги образовалась задолженность за аренду дома — 140 рублей (плата — 20 рублей в месяц), а также за электроэнергию. В семье также закончился газ, не были заготовлены на зиму дрова. Кроме того, комиссия решила, что в доме необходимо сделать ремонт.

Младшие дети Ольги Бойцовой. Миша (справа) признался, что хочет под новогоднюю елочку робота, а Проша — что хотел бы получить в подарок от Дедушки Мороза торт

Чтобы решить все эти проблемы, Ольге дали 10 дней, а детей забрали в приют.

— Точнее, представители райисполкома сказали мне написать заявление, что я прошу поместить детей в социально-педагогический приют, так как у меня тяжелая жизненная ситуация. Я плакала, просила: «Дайте мне 3 дня — я погашу задолженности, куплю дрова». Сказали: нет, или пиши заявление сама, или приедем за детьми с участковым. Единственное, что мне разрешили — отдать ребят в приют не сразу, а привезти их туда на следующее утро.

Женщина вспоминает эти 10 дней со слезами:

— Я очень боялась, что детей заберут навсегда, что они попадут в детдом. Дети ведь домашние, непривычные к казенной обстановке. И я все эти дни, как только сделаю все дела в Городке, сразу же еду к ним. Можно сказать, все свободное время сидела у них в приюте, домой ездила только ночевать.

Тем не менее дети, по словам Ольги, испытали стресс:

— Младшие — еще ничего: им там было интересно играть с другими детками. А старшие… Дочке покупала успокоительное: она еще не отошла от смерти Степы, а тут этот приют. Правда, Ане разрешили находиться в одной комнате с малышами, а она у нас девочка взрослая не по годам, как наседка тряслась над братьями. Аня очень хорошо учится, побеждает на олимпиадах, готовится поступать в Военную академию, очень решительная. Как я говорю, она у нас в семье «главный мальчик». Аня больше всего переживала, как ей в условиях приюта готовиться к экзаменам. Старший сын Коля после всего пережитого стал замкнутым. Как-то упрекнул меня: «Ну мы же были в приюте…». Я ему объяснила, что это произошло не потому, что я от них отказалась.

«Помогали всем миром»

Рядом оказались неравнодушные люди, и проблемы, на которые указала комиссия, сообща быстро решили.

— Помогали мне всем миром, — делится Ольга. — Первой откликнулась жительница соседней деревни Любовь Александровна Тарасова. Так как у меня нет никого из родных, она мне уже вместо мамы. Когда детей забрали, она каждый день приезжала ко мне и морально поддерживала. Любовь Александровна вышла на православную епархию в Витебске. Приехал отец Виктор, привез краску для пола, помог купить очки для Ани — они дорогие, и я не могла сама этого сделать. Священник также помог с вещами для детей и коляской для будущего малыша.

Дом, в котором живет Ольга Бойцова с детьми

Благодаря председателю Городокского районного объединения профсоюзов Ирине Дорощенко семье привезли целый прицеп дров, газовый баллон, несколько мешков картошки.

Ольга также погасила задолженность за жилье и свет.

— Всем, кто мне помогал, — огромное спасибо, — благодарит женщина. — В одиночку было бы намного труднее справиться. 28 ноября приехала комиссия. И, к счастью, я услышала: «Все недостатки исправлены, все хорошо, можете забирать детей домой». Сейчас у нас есть все необходимое. Разве что детской кроватки для будущего малыша пока нет.

Ольга только немного расстраивается из-за того, что ее обязали водить младших детей в детсад.

— Детям в садике нравится, и пока это хорошо, что они туда ходят. Хотя в месяц мне нужно платить за детсад 52 рубля, и это брешь в моих небольших доходах — сейчас в основном это алименты на старших детей. Однако главная проблема даже не в этом. Сыновей возит в сад в Городок школьный автобус. И я рано утром веду детей на остановку. Но что мне делать в январе, когда родится малыш: оставлять грудного ребенка одного дома или катить его с собой в коляске по холоду?

«Крутилась как могла: с фермы бежала в лес за ягодами»

Пенсионерка, бывшая учительница Любовь Тарасова не считает Ольгу плохой матерью:

— Я знаю эту семью почти с самого начала, как она тут поселилась. Прихожу: в доме натоплено, все убрано, дети досмотрены. Видно, что мать ими занимается. Деток, кстати, и в приюте хвалили, сказали, что они очень воспитанные. Вижу рисунки везде. Спрашиваю: «Дети, кто рисовал?» — «Мама». То есть мать несет детям эстетику — как может в своей ситуации. Вижу, стоит швейная машинка. Ольга говорит: «Сама что-то шью и ремонтирую». Возле этого дома никогда ни одного насаждения не было, а тут смотрю: как под линейку посажены смородина и малина. То есть семья нормальная, просто попала в экономический тупик. Хотя Ольга старалась крутиться: до декретного отпуска работала дояркой. Летом придет с ночной дойки — и бежит в лес за ягодами, чтобы лишнюю копейку выручить.

Самый младший ребенок — Проша

Любовь Тарасова вступилась за Ольгу перед чиновниками:

— С разрешения Ольги я сходила на эту комиссию. Там поинтересовалась: почему, вместо того чтобы помочь многодетной матери, вы на нее нападаете? Она заселилась в дом, который требует ремонта, а с нее сразу же этот ремонт и требовать? Старший мальчик Коля теперь подрабатывает — его взяли подсобным рабочим в школе. Но ведь это, а также некоторые другие вопросы, и раньше можно было устроить, пойти матери навстречу. А вместо этого комиссия ходила и проверяла кастрюли на плите.

Сейчас Ольга готовит документы, чтобы снова стать в очередь для нуждающихся в улучшении жилищных условий: с нее семью сняли, когда она поселилась в Большом Кошо.

Председатель сельсовета: «Детей поместили в приют, чтобы облегчить маме жизнь»

Виктор Нехаев, председатель Долгопольского сельсовета, на территории которого находится Большое Кошо, считает, что сейчас в семье все нормально:

— Люди оказали Ольге Васильевне помощь: где соседи, где профсоюз, где еще кто. Все долги погашены, и она начинает жить как бы с чистого листа. Когда она родит пятого ребенка, ей могут предоставить бесплатное жилье. Этот дом, где семья живет сейчас, подремонтировали, зиму там перезимуют, а в дальнейшем должны получить новое.

Детей у Бойцовой, отмечает Виктор Нехаев, «никто не забирал»:

— Мать была в трудной жизненной ситуации. И ей просто оказали помощь: дети немножко пожили в приюте, пока она разобралась с проблемами. Я присутствовал на одной из комиссий, и там четко сказали: детей у Ольги Васильевны никто не забирал.

По мнению председателя сельсовета, характер Ольги Бойцовой соответствует ее фамилии:

— Гадаваць одной четверо, а скоро и пятеро, детей — сложновато. Но она молодец: сгруппировалась, выполнила все, что от нее требовали. Она старается, и думаю, что в дальнейшем все в этой семье сложится. Ребята очень привязаны к маме. Все дети хорошие, работящие, воспитанные, старшие смотрят за младшими. А в трудную жизненную ситуацию Ольга Васильевна себя во многом загнала сама: вовремя не призналась, что ей материально трудно. Думаю, если бы она об этом сказала раньше, то никто бы от помощи не отвернулся. И еще одна проблема: мать вбила себе в голову, что детей у нее хотят забрать. Наоборот, мы хотим, чтобы они жили с родным человеком. Ни один детдом никогда не заменит семью.

Источник: tut.by

Ещё новости

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.