Почем российский «налоговый маневр». Наивные вопросы про значение нефти для Беларуси

Беларусь и Россия опять делят нефтяные доходы. Тому виной так называемый налоговый маневр в РФ. Много об этом говорят, однако для неспециалистов — это темный лес. И чтобы разобраться в этой истории, для начала следует оценить значение нефтяного сектора для Беларуси. А оно велико. Поэтому и такой градус напряжения.

Сколько и у кого Беларусь покупает нефти?

Почти все углеводороды Беларусь закупает в России. Были попытки поставок нефти из Венесуэлы, Азербайджана и Ирана, но дешевле обходится беспошлинная российская нефть. Беларусь покупает ее по цене около 75% от мировой.

По данным Белстата, за январь-июнь 2018 года Беларусь импортировала из России 9 млн тонн на 3,4 млрд долларов. Цена составила 377 долларов за тонну (50,4 доллара за баррель). За тот же период средняя цена нефти марки Urals на мировом рынке была 68,83 доллара за баррель.

В 2017 году Москва и Минск договорились о поставке 24 млн тонн нефти в год, из которых фактически поставляется 18 млн тонн. А за 6 млн тонн Россия компенсирует Беларуси в рамках процедуры «перетаможки», то есть пошлины от этого объема «черного золота» просто поступают в бюджет Беларуси. По экспертным оценкам, «перетаможка» принесла 550−600 млн долларов за 2017 год. В этом году цифры могут быть и выше.

Осенью у сторон появились вопросы из-за увеличения поступления в белорусский бюджет средств от «перетаможки», связанной с ростом цен на нефть. В итоге Минск получил 11 октября от Москвы 263 млн долларов от «перетаможки», которые были недоплачены с июля.

Беларусь же добывает нефть и у себя. Куда она девается?

В 70-х годах в стране добывали почти 8 млн тонн нефти. Сейчас — 1,65 млн тонн. Приоритетом стратегии «Белоруснефти» до 2025 года является замедление темпов падения и стабилизация добычи на уровне 1,6 млн тонн в год. «Если мы не будем искать и разрабатывать новые месторождения, не будем бурить новые скважины, то через 2−3 года уровень добычи упадет до 1,2−1,3 млн тонн», — говорил зампред «Белоруснефти» Сергей Каморников.

Вся белорусская нефть идет на экспорт. Так экономически целесообразнее. По крайней мере пока нам доступно дешевое российское сырье. Средняя экспортная цена белорусской нефти в январе — июне 2018 г. составила 487,4 доллара за тонну. Очевидно, что выгоднее перерабатывать российскую нефть. В Беларуси же запасы «черного золота» — трудноизвлекаемые. Плюс к этому вся экспортная пошлина поступает в бюджет. Кроме того, это валютная выручка, которая положительно влияет на торговый баланс страны.

Беларусь также занимается добычей нефти в России и странах Латинской Америки. Но объемы меньше, чем в Беларуси, поэтому погоды не делают.

А сколько нефти стране нужно для собственных нужд?

Внутренняя потребность Беларуси в нефти, по разным оценкам, составляет 6−7 млн тонн нефти. Из этого сырья страна производит не только топливо, но и химическую и промышленную продукцию для собственных нужд.

Казалось бы, этим можно было ограничиться. Но в Беларуси находятся два крупных нефтеперерабатывающих завода (НПЗ). В их модернизацию будут вложены 3,5 млрд долларов. От жизнеспособности НПЗ зависит как минимум судьба двух городов, Мозыря и Новополоцка. Поэтому Беларуси в случае удачной конъюнктуры выгодно перерабатывать как можно больше нефти и продавать больше продукции на экспорт. А мощности после окончания модернизации позволят перерабатывать суммарно как раз 24 млн тонн нефти.

Сколько Беларусь зарабатывает на экспорте нефтепродуктов?

Согласно данным белорусской официальной статистики, за полгода Беларусь поставила на экспорт 6,6 млн т нефтепродуктов на 3,36 млрд долларов. Это ключевой экспортный продукт.

По итогам 2018 года ожидается, что Беларусь продаст на экспорт около 12 млн тонн нефтепродуктов. Из них 11 млн тонн составят поставки спецэкспортера Белорусской нефтяной компании (БНК). Основные группы — это дизтопливо (34% от общего объема поставок), мазут (28%) и бензины (22%).

Крупнейшим покупателем белорусского топлива является Украина. Доля БНК в украинском импорте бензинов составляет 81%, в импорте дизтоплива — 40%. Спецэкспортер также большие объемы поставляет в порты стран Балтии, откуда трейдеры развозят отечественный бензин и дизель по разным странам мира.

А Беларусь только продает нефтепродукты? Писали, что и покупает

По данным агентства Argus, железнодорожные поставки нефтепродуктов из России в Беларусь в январе — августе 2018 года составили 2,38 млн тонн, что на 375 тыс. тонн больше, чем за аналогичный период 2017 года. Больше всего отгружалось мазута (860 тыс. тонн), нафты (733 тыс.) и вакуумного газойля (589 тыс). В денежном выражении получилось около 1 млрд долларов.

Часть продукции предназначалась для нужд нефтехимических заводов Беларуси. Но львиная доля нефтепродуктов реэкспортировалась преимущественно в Украину и страны Балтии. И это вызывало недовольство Москвы, потому что приносило белорусскому бюджету дополнительные доходы от пошлин, а российскому — потери. С 1 октября Россия ввела запрет на экспорт светлых и темных нефтепродуктов, а также сжиженного углеводородного газа в Беларусь. А вот заявки для нужд белорусских заводов обещает удовлетворять в полном объеме. В Москве посчитали, что Беларуси можно импортировать лишь 100−300 тыс. тонн российских нефтепродуктов в год, но никак не нынешние 2−3 млн тонн.

Это не первый подобный спорный случай в белорусско-российских отношениях. Ранее была нашумевшая история с растворителями и разбавителями. В Москве считали несправедливой дополнительную наживу Беларуси. «Мы купили товар, за него заплатили. Точно так же металлы покупаем, комплектующие, делаем трактор МТЗ и продаем. Претензий же нет. Нет, здесь, как я говорю, отходы нефтепереработки, которые не реализуются в России, компании продали нашим, мы доработали (нашли технологию), продали, заработали какую-то копейку», — пытался отстоять позицию белорусской стороны Александр Лукашенко. Но не получилось.

Интересно, что как ранее, так и сейчас поставками занимались белорусские и российские олигархи.

А в чем проблема теперь? Что за налоговый маневр?

Россия запустила налоговый маневр в нефтяной сфере в 2015 году. Сейчас сверстан план по его завершению. Предполагается, что в 2019−2024 годах вывозная пошлина на нефть в России, которую не уплачивает Беларусь при импорте углеводородного сырья, снизится с 30 до 0%. Одновременно с этим будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых, что может привести к увеличению входящей стоимости нефти для Беларуси до фактически мирового уровня.

Ожидается, что в 2019 году она вырастет до 416 долларов за тонну. Сейчас, как говорилось выше, это около 75% от мировой рыночной цены на нефть.

Халява закончилась?

Да, но есть нюансы. По мнению Минска, действия Кремля противоречат сути создания Евразийского экономического союза, который предполагал создание единого рынка энергоносителей.

За три последних года Беларусь недополучила из-за налогового маневра 3,6 млрд долларов. По оценкам белорусской стороны, потери для Беларуси за последующие годы составят порядка 8−12 млрд долларов в зависимости от цены на нефть. Треть — это выпадающие доходы бюджета от экспортных пошлин. Остальное — ухудшение экономики двух нефтеперерабатывающих заводов.

Источника, который бы заместил выпадающие доходы, сейчас попросту нет. Потери доходов бюджета будут компенсироваться в основном за счет сокращения расходов, прогнозировал замминистра финансов Андрей Белковец.

Россия, реализуя налоговый маневр, вводит новый механизм субсидирования собственных переработчиков нефти (отрицательный акциз), для введения которого в белорусском бюджете средств нет. В Минфине Беларуси предполагают, что в результате этого может сложиться непропорциональный рынок топлива: в нашей стране стоимость топлива в таком случае будет намного превышать цену топлива в России, а «российские нефтепродукты будут вытеснять белорусские нефтепродукты с нашего собственного рынка».

В этой ситуации Минск пытается договориться с Москвой о компенсации Беларуси последствий налогового маневра. Рассматриваются два варианта компенсации: Россия предлагает межбюджетный трансферт, а Беларусь, по словам премьер-министра Сергея Румаса, предпочитает «фиксацию этой компенсации в цене получаемой нефти». Стороны планировали найти взаимоприемлемое решение к 15 декабря этого года.

Значит, с 2024 года в Беларуси будут мировые цены и на бензин?

Вероятно, да.

Недавно концерн «Белнефтехим» уже ответил на злободневные вопросы о цене бензина. Уровень цен на нефтепродукты зависит от многих факторов: стоимости нефти, налоговой нагрузки, курса валют, уровня цен в сопредельных государствах, ряда других показателей. Ранее, в начале 2010-х годов, до начала российского налогового маневра, когда цена российской нефти не превышала 50% от мировой, у НПЗ была возможность помогать населению за счет более прибыльного экспорта. Сейчас такой возможности нет.

Вместе с тем на внутреннем рынке Беларуси концерн придерживается политики сдерживания цен. В настоящее время цена на моторное топливо в Беларуси дотируется нефтеперерабатывающими заводами, которые несут убытки и не имеют возможности возместить возросшие затраты на приобретение нефти, которая составляет в затратах НПЗ более 80%. Так продолжаться не может. Заводам необходимы деньги на покупку и переработку нефти, чтобы рынок Беларуси вообще не остался без своего бензина. Концерн считает обоснованным установление цены на моторное топливо как минимум на уровне, компенсирующем затраты НПЗ. В этом суть регулярного повышения стоимости топлива на копейку.

Чтобы подготовиться к работе в новых условиях, НПЗ пытаются ускорить модернизацию своих мощностей. Ожидается, что глубина переработки нефти составит порядка 90%, выход более маржинальных светлых нефтепродуктов увеличится до 70%. А вот что будет через несколько лет с ценой на нефть, «братскими отношениями» с РФ и валютным курсом, вряд ли кто сейчас сможет точно предсказать. Поэтому и ответ на вопрос о будущем цен на бензин неоднозначный.

Источник: tut.by

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.